Тайны монограмм на фарфоровой посуде. Атрибуция.

Прямо в канун праздника из печати вышел журнал «Порцеляна» с моей статьей, которая, по первоначальной задумке, называлась  Тайны монограмм на фарфоровой посуде. Атрибуция.

Журнал Порцеляна

Журнал Порцеляна №2

Но редакция, естественно, внесла свою корректуру и рукопись обрела новое, возможно даже более правильное, название: «Тайна одной монограммы«.

Тайны монограмм на фарфоровой посуде. Атрибуция.

Тайны монограмм на фарфоровой посуде. Атрибуция.

В статью также не поместились некоторые уникальные фотографии, которые добывались с большим трудом. Именно поэтому я и решила выложить первоначальный текст статьи для всех заинтересованных с иллюстрациями.

Посуда предо мной стояла

как будто вдаль веков маня

и мы срываем покрывало

распутывая вензеля

Тайны монограмм на фарфоровой посуде. Атрибуция.

Фарфоровые изделия с монограммой – не редкость при атрибуции предметов декоративно-прикладного искусства. Эксклюзивные изделия свидетельствуют об индивидуальном заказе и принадлежности конкретной личности, которую зачастую не так просто установить.

Тенденция украшать инициалами столовую посуду особую популярность приобрела в царской России, как отклик на западноевропейские тенденции. Заглавные буквы имени (имени и отчества, имени и фамилии) соединенные в один знак или переплетенные в виде вензеля указывали на хозяина предмета. Помимо монограммы на фарфоровых изделиях нередко изображался герб рода, что подчеркивало статус владельца.

Несмотря на популярность подобных изделий, атрибутировать их удается не всегда, особенно, если предметы не имеют должного провенанса. В связи с этим, уникальные объекты обречены на забвение и каждое последующее десятилетие усложняет процесс их идентификации и атрибуции.

Именно этой проблеме посвящено данное исследование. На примере части сервиза из частной коллекции мы попробуем приоткрыть занавес атрибуции изделий из фарфора, продемонстрировать поэтапный анализ по расшифровке инициалов собственника.

Первое, на что обращается внимание – клеймо. На посуде для горячего блюда – клеймо Гарднера 1780 – 1810 гг.,

Фарфоровое блюдо. Завод Гарднера.

Фарфоровое блюдо. Завод Гарднера.

на круглых тарелках – Императорского фарфорового завода (ИФЗ) 1855 – 1881 гг.

Тарелка. Императорский фарфоровый завод (ИФЗ).

Тарелка. ИФЗ.

По датировке понятно, что сервиз изначально был заказан на русской фабрике английского купца Франца Яковлевича Гарднера. На Императорском заводе был выполнен дозаказ. Такая практика популярна, ее примером может послужить посуда из, так называемых, Орденских столовых сервизов, которую, как известно, изготовили на заводе Гарднера, а дополнили на ИФЗ в 1860-е гг. Клейма на представленных предметах совпадают с этими датами – время правления Александра II. Русские клейма сразу дают направление для дальнейшего поиска.

На зеркале каждого предмета монограмма “СІАВ” под золотой короной увенчанной семью жемчужинами и девиз “LABORE.ET.ZELO” (с лат. – “трудом и усердием”). Монограмма и девиз условно разделены между собой масличной и пальмовой(?) ветвью, которые перевязаны лентой пурпурного цвета в тон к девизу. Буквы монограммы прописаны сочетанием темно-голубых и золотых пятилистных цветков.

Фарфоровый сервиз с монограммой и девизом

Фарфоровый сервиз с монограммой и девизом

Цветочный декор, отмечен и на бортах изделий, свидетельствует о сентиментальных настроениях конца XVIII – начала XIX вв., пришедших на смену такому торжественному барокко, который еще прослеживался в именных сервизах 1760-х гг. (сервиз Г. Орлова).

Культ чувственности, природы, камерность и интимность – черты времени, которые отобразились и в бытовых фарфоровых предметах.

Блюдо с монограммой Г. Орлова

Блюдо с монограммой Г. Орлова

Согласно “Общему гербовнику дворянских родов Российской Империи” и “Малороссийскому гербовнику” мы установили, что упомянутый девиз располагался на гербе рода графов Безбородко. На изображении герба, в руках у одного из щитодержателей, также фигурирует упомянутая нами масличная ветвь.

«Герб рода графа Безбородка». Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи.

«Герб рода графа Безбородка». Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи.

Естественно, первый кто приходит на ум при упоминании рода Безбородко – Светлейший канцлер князь Александр Андреевич Безбородко (1747 – 1799) принадлежащий к числу богатых и знатных дворян Черниговской губернии. Он был первым секретарем императрицы Екатерины ІІ, а при Павле І – государственным канцлером. Именно “всесильному канцлеру” приписывают аналогичные изделия из коллекции Национального музея истории Украины (НМИУ, инв. № К-1561, инв. № К-2890). Объясняется такая атрибуция расшифровкой вензеля, в котором сотрудник музея О. В. Иванова увидела три буквы: “С, А, B” .

Мы же, как ранее отмечалось, выделяем в монограмме четыре буквы – “C, I, A, B”, которые, предположительно, в переводе расшифровывались как “Граф Илья Андреевич Безбородко” (где “С” – “comes”, “comte”, что в переводе с лат. и фр. – “граф”). Возможно, вензель был сложный (принадлежал не одной персоне) и буква “А” отвечала имени жены И. Безбородко – Анне Ивановне, урожденной Ширяй (имя отчество которой также соотносится с инициалами на посуде). Буквам на вензеле соответствуют и инициалы сына графа – Андрея, вполне вероятно, что сервиз был заказан в честь появления долгожданного наследника, год рождения которого совпадает с датой изготовления сервиза (1784). Таким образом, собственниками сервиза логично считать семью И. А. Безбородко.

«Илья Безбородко» Писал Лампи, печ.: В. Дарленг, рис. на камне: Борель.

«Илья Безбородко» Писал Лампи, печ.: В. Дарленг, рис. на камне: Борель.

В подтверждение этого свидетельствует информация, что завод Гарднера в 1782 – 1785 гг. работал над двумя многопредметными сервизами – для московского графа З. Г. Чернышева и… князя И. А. Безбородко. Также аналогичные предметы хранятся в Государственном русском музее, в коллекциях Петергофского музея-заповедника и Государственного музея керамики и “Усадьбе “Кусково”. Как часть столового сервиза И. А. Безбородко атрибутировали аналогичные предметы из частного собрания и на американской выставке 2012 г. – “The Tsars’ Cabinet: Two Hundred Years of Russian Decorative Arts under the Romanovs”. Монограмма расшифрована в соответствии с одной из наших версий – “Count Illya Andreevich Bezborodko” и датировано 1784 г.

Фарфор с монограммой

Список предметов выставки 2012 г.

Такая датировка объясняет, почему над монограммой изображена не графская корона: титул графа И. А. Безбородко был пожалован от Римского императора в конце года – 3 декабря 1784, а уже 5 апреля 1797 “по Указу Государя ИМПЕРАТОРА ПАВЛА Перваго повелено род Графа Безбородка ввесть в число родов Графских Российской Империи” .

Что касается А. А Безбородко, то для него в конце XVIII века создавался другой сервиз. “18 февраля 1793 года Государыня лично пожаловала богатый сервиз гр. Александру Андреевичу Безбородке, пользовавшемуся в последние годы царствования Императрицы Екатерины II ея безграничным доверием.

Подарок вполне соответствовал положению, занятому Безбородко. Императрица велела Безбородке объявить кн. Юсупову ея именной указ о сделании на Императорском заводе за счет Кабинета для него, Безбородки, сервиза, не уступающаго по богатству арабесковому”.

Сервиз А. А. Безбородко, по стилю и манере исполнения, значительно отличается от представленной нами посуды, он стал эталоном для многих последующих изделий и пополнялся до конца жизни графа.

Кабинетский сервиз А. Безбородко

Сервиз А. Безбородко

Изучая именные сервизы, мы прослеживаем, что каждый из них в своих нюансах и деталировке созвучен характеру и чертам его владельца.

Мягкая цветовая гамма сервиза, ажурность рельефного борта, растительные мотивы казалось бы в таком величественном вензеле, свидетельствуют о мягкости и некой доли сентиментальности в характере его владельца. И не удивительно, ведь Илья Андреевич Безбородко имел украинские корни и, естественно, национальные черты проявились как в его характере, так и в предметах его окружавших: любовь к дому и семье – уединенно, камерно и не “кричаще”, любовь к земле – растительный орнамент в естественной цветовой гамме, упорство и трудолюбие – девиз, который шел с их семьей по жизни.

В 1805 г. на родной земле в г. Нежин, И. А. Безбородко на средства семьи учредил одно из старейших учебных заведений Украины – Гимназию высших наук (ныне – Нежинский государственный университет имени М. Гоголя).

Лицей Безбородько 1824 г. Фасад: рисунок, М 1:100. Архитектор Л. Руск; обмеры: Н. Е. Онищенко.

Лицей Безбородько 1824 г. Фасад: рисунок, М 1:100. Архитектор Л. Руск; обмеры: Н. Е. Онищенко.

Комплекс Лицея 1805 – 1817 г. Материалы исслед. 1962 г. НИИ теории и истории архитектуры и строит. техники АСиА УССР. Сектор исслед. и реставрации памятников архитектуры.

Комплекс Лицея 1805 – 1817 г. Материалы исслед. 1962 г. НИИ теории и истории архитектуры и строит. техники АСиА УССР. Сектор исслед. и реставрации памятников архитектуры.

Открытие гимназии состоялось при внуке оного – графе А. Г. Кушелеве-Безбородко (1820 г.). Следует отметить, что в Национальном музее украинского народного декоративного искусства (НМУНДИ) хранится часть сервиза изготовленного на Киево-Межигорской фаянсовой фабрике с гербом рода графа Кушелева, правда с одним нюансом ! 🙂 , но это уже совсем другая история…

Крышка от суповой вазы. Киево-Межигорская мануфактура. Первая половина XIX в. НМУНДИ, инв. № ФС-552

Крышка от суповой вазы. Киево-Межигорская мануфактура. Первая половина XIX в. НМУНДИ, инв. № ФС-552

Гимназия же прославилась своими выдающимися выпускниками.

Фото фасада. Из материалов исслед. 1962 г. НИИ теории и истории архитектуры и строит. техники АСиА УССР. Сектор исслед. и реставрации памятников архитектуры.

Фото фасада. Из материалов исслед. 1962 г. НИИ теории и истории архитектуры и строит. техники АСиА УССР. Сектор исслед. и реставрации памятников архитектуры.

По сегодняшний день девизом университета является выражение с родового герба Безбородко – “LABORE ET ZELO”.

В 1876 г. Илья Андреевич фактически “спас” Домницкий монастырь, который намеревались упразднить.

Домницкий монастырь (1806 г. - ?). Генплан : чертеж, М 1:1000. Обмеры: В. Вечерский.

Домницкий монастырь (1806 г. — ?). Генплан : чертеж, М 1:1000. Обмеры: В. Вечерский.

Безбородко возобновил и внес средства в казну для его обеспечения: “Он был очень ветх и обращался в развалины, как смерть постигла единороднаго сына Графа Ильи Андреевича Безбородки. В этой обители похоронили сию отрасль знаменитейшаго мужа в России, и пустыня разцвела, яко крин. Огорченный родитель потерею своего мужескаго наследия, разсудил воздать отличную почесть гробу его. Он избрал тут же, в лесу, на холме, новое место, выстроил прекрасный храм, кельи Настоятелю и братии, и все из кирпича, обнес оградой все сии здания, и монастырь Домницкой обратил на себя взоры всех живущих окрест его” .

Церковь Рождества Богородицы. Домницкий монастырь XVIII в. Фасад: чертеж, М 1:200.

Церковь Рождества Богородицы. Домницкий монастырь XVIII в. Фасад: чертеж, М 1:200.

Из воспоминаний современников – по всей Малороссии располагались имения Безбородко. Чего только стоило собственное село Веркиевка, усадьба “Обыдовщина”, Носовка, Дмитриевск (Дмитровка, Уездный город Дмитриевск – принадлежал Украине), Ильинское, оно же Парутино при Бужском лимане, где, по свидетельствующим раскопкам (активно проводились при И. А. Безбородко), располагался античный город Ольвия. Молва про графа носилась повсюду.

Неудивительно, что и в Киеве в районе Липок, который издавна носит аристократический характер, располагалась усадьба Безбородко. Возможно, именно здесь, где “сосуды, чаши, подсвечники, все соглашалось с богатством хозяина, везде в глаза кидалась бронза, фарфор превосходный, стекло отменное, живопись лучшая”  и обитал сервиз, который нам предстояло изучить. После смерти графа киевская усадьба перешла в казну. В памяти киевлян уже не прозвучит роговая музыка, принадлежащая зятю Безбородка – князю Лобанову, не будет пушечной пальбы и угощений народу.

Открытым и интересным остается вопрос относительно второй части сервиза с маркой Александра II – кто, практически через пол столетия после смерти И. А. Безбородко сделал дозаказ посуды, или это решение было принято непосредственно управляющим ИФЗ. Имея сведения о том, что суповая ваза из данного сервиза, которая экспонируется в НМИУ поступила “от киевлянина Ю. В. Чередниченка, родственник которого, по его легенде, был камердинером в семье наследников Кочубеев”, внимание было уделено именно этому роду.

Занимателен тот факт, что одни из немногих воспоминаний, которые нам известны про И. А. Безбородко, оставил в своих записках именно А. В. Кочубей. Он акцентировал внимание не на трудовых достижениях сенатора, а на его личных характеристиках, более того – на его корнях и любви к родине: “Граф Илья Андреевич был большой оригинал, немного грубый, но предобрый человек, в особенности для своих соотечественников – малороссиян… Все малороссияне, приезжавшие в Петербург, принимаемы были им очень ласково, а некоторым из них бывали даже отводимы в доме его квартиры” . Из ярких примеров помощи соотечественникам, достаточно вспомнить известного уроженца Украины – художника Д. Г. Левицкого, все правительственные заказы которому, с конца 1770-х гг., поступали именно благодаря покровительству семьи Безбородко.

Возвращаясь к Кочубеям: сын А. В. Кочубея – Петр (1825–1892) со временем взял в жены Варвару Александровну Кушелеву-Безбородко (1829–1894) – дочь А. Г. Кушелева-Безбородко (внук Ильи Андреевича, которому было дано разрешение на использование фамилии известных предков) и получил в управление все ее имения. Сопоставляя годы жизни пары, их увлечение коллекционированием, дает нам право предполагать, что если дозаказ выполнялся частными лицами, то члены именно этой семьи и пополнили родовой сервиз.

Небольшой исторический экскурс, как дань памяти человеку – Илье Андреевичу Безбородко, имя которого несправедливо стало стираться из памяти многих украинцев, бюст которого долгое время был заброшен на территории киевского музея. Человек, который в шутку хотел прибить к своим воротам в Петербурге вывеску с надписью “Малороссийский постоялый двор”, стал всего лишь преданьем старины глубокой. Предметы из сервиза Ильи Безбородко – это всего лишь крупицы из истории жизни одной личности, инициалы которого современникам уже не просто расшифровать. А сколько еще не разгаданных монограмм…

#библиотечнаямышь

В данной статье я умышленно не подаю ссылки на литературу, если кому то будет интересно — они есть в журнале или я с удовольствием вам отвечу в личном сообщении. Относительно фотографий: большая часть из них — уникальные архивные материалы, кому будет интересно их местонахождение, спрашивайте.

А я пошла раскрывать тайны монограмм…

С Рождеством, мои дорогие читатели!

Tags: , , , ,

No comments yet.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.